?

Log in

No account? Create an account
Milla Fedorova's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 20 journal entries, after skipping by the 20 most recent ones recorded in Milla Fedorova's LiveJournal:

[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
Tuesday, September 26th, 2017
6:06 pm
По дороге в Нью-Йорк водитель автобуса с благозвучным названием Триппер напевает заунывную песнь по-китайски, раскачивается на сидении и при резких маневрах окружающих машин хлопает себя по плечам. Над дорогой надпись - "Пристегнись, Америка!"
Да мы уж год как пристегнулись, а укачивает все сильней.

Дорога должна занимать четыре часа, а заняло чуть больше пяти по причине вечерних пробок у Линкольн-туннеля.
В Делавере водителя, к счастью, сменили, потому что он, кажется, держался из последних сил, чтобы не заснуть.
В целом выходные получились довольно-таки сумасшедшие, как-то по обыкновению я не рассчитала с их планированием. Но это все Нью-Йорк, а не только мой характер.
С Пенн-стейшн сразу поехали к друзьям в Бруклин, добрались уже около десяти, но успели поужинать вместе в ресторане. Нью-Йорк прекрасен даже пробегом, как он в этот раз и мелькал все время, и я много про него написала разных текстов - во всех автобусах, поездах и на прогулках. Вообще я опять пишу стихи и всякое не только литературоведческое.
Ночь была ужасная, почему-то проснулась среди ночи и стала беспокоиться о коте (к нему приставлены два дружеских котоситтера, утром и вечером; я даже соблазняла их каналом фильмов Hulu, чтобы они с ним подольше побыли), а потом и вовсе поняла, что жизнь моя проходит зря, потому что я еще не сделала то и это, что давно уже в планах.
В субботу мы быстро позавтракали, и Витя отправился на свою инженерно-техническую выставку Maker Faire, а я пошла пить кофе с Васей, аспирантом колумбийского университета, с которым я уже года два дружу. По дороге еще заглянула в пару садиков - в этот день у них было что-то вроде дня открытых дверей и прошлась по Вашингтон-скверу. И поняла, что на саббатикал хочу какое-то время провести в Нью-Йорке, хотя бы недели две, только надо найти подходящую квартиру, чтобы не вовсе разориться.
Быстро, часика три, поговорив о судьбах литературы и ее изучения, равно как и о судьбах конкретных филологов, мы дошли до маленькой библиотеки на Томкинс-сквер, в подвале которой было мое следующее мероприятие - Полина Барскова и Ирина Машинская читали стихи. Про это я тоже, может быть, напишу отдельный текст. Ирина Машинская вела в 80-е литературную студию Снегирь в Краснопресненском доме пионеров, выпускником которой я и являюсь.
Устыдилась Яши Клоца - того, что еще не написала рецензию на его сборник интервью Поэты в Нью-Йорке.
Зашли с поэтами и их почитателями в грузинский ресторан. По дороге почему-то спорили с Лилей Панн про Быкова. Но к счастью удалось немного поговорить Полиной и Яшей, и совсем не про Б.
Оттуда побежала на следующую встречу - почему-то черти-где в верхней части Центрального парка, с двумя дружескими антропологами - специалистом по родам и транс-гуманистом, и Витя туда же подъехал. Не то чтобы удалось поговорить как следует, но скорее составили карту необходимых разговоров.
От всего этого и общего городского темпа становишься газированным, и хочется делать сразу все и прямо сейчас, исписала кучу бумажек по дороге.
Когда добрались до Бруклина, я уже вообще не могла ни разговаривать, ни слушать.
Наутро, пока все спали, побежала в местный Бруклинский парк, полный уток, белок, собак, бегающих людей и даже были три лошади. У наших хозяев сломалась кофейная машина, поэтому на завтрак отправились в какое-то австралийское кафе. Вообще, эта часть Бруклина с хипстерскими и не слишком пафосными ресторанами вполне милая.
И довольно рано поехали домой, чтобы, быстро забежав погладить кота и бросить вещи, успеть на концерт прекрасного Камиля Чалаева - музыканта, композитора, теоретика музыки, создающего собственные музыкальные инструменты и обучающего детей с аутизмом музыке. Он на два дня приехал к нам из Парижа. В прошлый раз мы встречались полтора года назад в Базеле, где у каждого из нас было ровно полтора часа, между его ночной поездкой из Парижа и моим отлетом в Лондон. Мы завтракали на вокзале и он рисовал на салфетке свой новый музыкальный инструмент.
Он меня всегда очень вдохновляет - и это было какое-то идеальное завершение поездки в Нью-Йорк, совершенно в духе этого города.
Saturday, September 16th, 2017
3:18 pm
Что-то меня преследуют утренние неудачи абсурдного толка, а именно никак не удается просто позавтракать; вчера, например, я 40 мин варила яйцо в мешочек. Идеальный рецепт яйца в мешочек известен: кладешь яйцо в холодную воду, и с момента закипания отсчитываешь ровно 90 секунд. Но вчера вода вскипела, а яйца я забыла положить заранее. В результате, боясь переварить, вытащила их слишком рано - а что делать с немножечко разбитым довольно-таки сырым яйцом? Убегавшему на работу Вите я доварила его яйцо до нормального состояния. Как он ни предлагал мне выбросить несостоявшееся или поджарить его, на это я пойти не могла, и решила доварить его на водяной бане - откуда-то в голове всплыло это название - в фарфоровой мисочке поставила его в кипящую воду, и немножко вокруг налила. Еще 35 минут - и бинго, оно стало в мешочек. Тут уже и мне на работу надо было бежать, но оно меня не победило.
Сегодня, по случаю субботнего утра, решила сделать себе приятное и пойти завтракать с книжкой в любимое кафе Мадлен. Выяснилось, что с конца августа ближайшее к нам закрыто. Но поскольку отступать не хотелось, почти те же 35 мин - и я доехала до другого Мадлен в соседнем пригороде.
Saturday, September 9th, 2017
12:57 pm
Орозко в библиотеке Дартмута потрясающий: я только не совсем понимаю, как в присутствии его фресок можно заниматься чем-то другим. Но там еще много где можно заниматься. Вся серия фресок называется – Эпопея американской цивилизации. В западном крыле – история Америки до появления европейцев: древнее переселение народов, человеческие жертвоприношения и, наконец, пришествие Кетцалькоатля: он рассеивает пантеон прежних богов, изгоняя Тотека, бога алчности, одетого в кожи своих жертв, Тецкатлипоку, божество магии, со ступнями из дымящихся зеркал, Тлалока, бога дождя и ураганов, Миктлантекутли, бога смерти, Уицилопочтли, бога войны со ступнями из перьев, Шуитекутли, бога огня, жившем в жерле вулкана Оризаба. Он пробуждает человечество от глубокого сна, и наступает Золотой век науки и творчества и взаимопонимания. Однако люди, подстрекаемые старыми божествами, изгоняют его – и он уплывает на плоту из змей, предсказывая свое возвращение. В восточном зале – история после завоевания Кортесом – торжество Машины, пуританская школа, новые человеческие жертвоприношения богам войны. Скелеты в профессорских мантиях принимают среди книг, содержащих мертвое знание, роды у такого-же скелета, - и новорожденный уже и сам скелет. Вся фреска построена на параллелях между древнейшей прото-американской историей и новой: вместо старых божеств – новые, не менее жестокие, тоже требующие кровавых жертв, новые тотемные столбы из современного оружия, параллель к переселению народов – “Переселение духа”, апокалиптическая сцена с воскресением яростного Христа, проклинающим распявших его. И завершается все изображениями современного индустриального человека.
(я использовала брошюру Hood Museum of Art21371266_1715000381875498_7521086540352341669_n
21557932_1715000388542164_1456772167191820709_n
21432886_1715000385208831_6093402322483597322_n
21432918_1715000375208832_2035917784229938830_n
21369473_1715000468542156_3253614329746399203_n
21430605_1715000475208822_2946120179680138194_n
21616107_1715000478542155_8004728520946596921_n
21463296_1715000471875489_7971141815767364980_n
21432964_1715000588542144_4217173260992137053_n
21430525_1715000585208811_204715065476476838_n)
11:15 am
В Национальной галерее - небольшая, всего на два зала, выставка Мунка, гравюры на дереве.
Больше всего там про отношения мужчины и женщины и соотношение и границы мужского и женского, поглощение, выход за пределы. Иногда - это просто разные повороты головы - как две стороны одной медали, иногда две безучастные друг к другу фигуры, парящие в пространстве. Прильнувшие друг к другу вампиры, причем неясно, кто у кого пьет кровь.
То поцелуй - легкое прикосновение к волосам, то мужская голова - в окружении женских волос. Волосы у него вообще - очень важная часть образа, в портретах на фоне пейзажей они рифмуются с береговой линией.
Прилагаемые таблицы с цветами и их символическим значением в месмеризме, которым Мунк увлекался, в общем, совершенно не обязательны, потому что придают восприятию ненужную механистичность: ага - вот тут у нас синий, значит, чистое религиозное чувство, а тут желтый - значит, высокий интеллект.
Знаменитая Мадонна там тоже есть - с подозрительно и обиженно косящимся из угла зародышем.
И автопортрет - с изображением рентгеновского снимка руки, сразу напоминающем главу из Волшебной горы, как Ганс Касторп думает о рентгене Клавдии Шоша: "Вдруг Ганс Касторп вспомнил, что ведь и она ждет здесь рентгена, что гофрат писал ее портрет; он воспроизводил ее внешний облик на полотне с помощью масла и красящих веществ. А теперь он в полумраке направит на нее световые лучи, и они обнажат перед ним внутреннюю картину ее тела."
21432828_1714907691884767_4494135744204465730_n
21430090_1714907735218096_1220175574082636313_n
21370967_1714907908551412_6694687811177692941_n
10:36 am
А вот эти игры со словами и картинками - Codenames и Codenames Pictures - ужасно разоблачительная вещь, сразу дает представление о том, как у кого мышление устроено, просто моментальный снимок - у кого-то четкая логика, у кого-то удивительные, точные и неожиданные озарения, у кого-то бурная фантазия, у кого-то - sloppy mind. Я играла даже с разными полузнакомыми и незнакомыми людьми, и очень быстро получала такой образ их ума, который возникает помимо разговоров, помимо их представлений и убеждений, и который совершенно невозможно подделать.
И еще эти игры приучают к смирению - потому что быстро становится понятно, что очевидные тебе связи и ассоциации совершенно другим не очевидны, а задача ведь еще в том, чтобы угадать ход мысли другого.
Tuesday, September 5th, 2017
10:49 am
Вдохновленные картинками из игры в Codenames Pictures трехстишия. Картинки там действительны прекрасны: каждая то ли коан, то ли хокку. Небольшая часть трехстиший правда хокку, но потом я махнула рукой

Где твой всадник? Пусты
Стремена и седло
Морского конька

Придя с работы
Тихо вешает крылья
Ангел у входа

Взломан сейф
Объявляет банкротство осень
Осталась лишь медь

Как рыбки весь день
Крутимся мы в колесе
Вокруг – океан

Плеск хвоста за стеклом
Бьется пленница в банке
Речная русалка

Медный блеск солнца на уборе из перьев
Железная выдержка последнего из Могикан
Робота

Факир обладает властью
Над узким и длинным. Слышишь играет?
Крепче держи подтяжки

Август в шезлонге на заднем дворе
Как сверкает в закатных лучах
Мое иглу

Прощай, Порко Россо
Где бросит якорь
Твой самолет?

Завтра Вальпургиснахт
Долог путь до Лысой горы
Возьму пылесос
Wednesday, August 16th, 2017
8:28 am
Проснувшись рано утром, в полутьме еще до восхода, не в силах перенести мысли, что снаружи что-то происходит без меня, я быстро натянула шорты и футболку и выбежала на берег. На востоке темнело облако, в котором что-то кипело и заваривалось. Иногда лучи света били оттуда вверх, иногда будто бы проглядывал огненный глаз, но солнце было не в силах вырваться из этого опутывающего его клубка. Я побежала вдоль океана туда, в сторону рассвета. День был еще совсем новенький и блестящий, как ракушки, отмытые набегающей волной. Кулички на шатких ножках отражались в мокром песке – еще более зыбкими. «Я как пегий пес, бегущий краем моря», - бежала и думала я. Навстречу шли люди, вставшие еще раньше, и некоторые из них с веселыми псами, как пегими, так и одноцветными. Поймала себя на том, что завидую тем, кто давно уже вышел на берег. Даже немного завидую человеку, вышедшему к океану с чашкой кофе и глядящему вдаль, - потому что у него другое утро, и он видит его как-то по-своему. Я вообще здесь ввязываюсь во все и со всеми – не в силах устоять и не пойти купаться, если кто-то идет на океан, даже если только что вылезла оттуда, и все у меня в глазах пошатывается. Мне хочется быть всеми, видеть все одновременно из разных глаз и голов.
Тут я заметила, что встречные, которые и всегда здесь здороваются, особенно как-то сегодня улыбчивы и особенно приветливо смотрят на меня. Это, наверное, потому, что я еще только бегу туда, а они уже возвращаются, - решила я. Что-то они там увидели, - и побежала еще быстрее поближе к рассвету. И вдруг все на секунду замерло, облитое вдруг вырвавшимся из облака солнцем. Я опустила глаза и вдруг увидела, что руки и ноги у меня почти такие же как всегда, ну разве что немножечко лучше, новей и загорелей, а вот майка с вышивкой впопыхах в темноте надета наизнанку и являет миру интересный узор из спутанных ниток и швов. "И шкуру его украшает волшебный узор", - услужливо подсказала память.
Доброе утро! –радостно поприветствовал меня очередной прохожий. А его лохматая собака от смеха упала на спину.
Начинался новый день на океане.
Saturday, July 8th, 2017
6:31 pm
Посмотрели Амфитриона у Фоменок. Мне он странным образом понравился, несмотря на то, что сама мольеровская пьеса с двойниками и их неразличением - в том числе и неспособностью человека самому разобраться где он, а где двойник, довольно пугающая, а ее пусть и ироничная мораль - о двойной морали; и несмотря на крикливо-жеманную манеру большинства актеров. Но главный прием - с удвоением происходящего в зеркалах, со смещением углов зрения, когда вся реальность кажется покосившейся, когда одни актеры лежат, но отражаются в зеркале, как будто стоят, а другие, наоборот, стоят, и, наконец, сами сестры-близнецы Кутеповы, играющие двух совершенно по сюжету непохожих героинь, совершенно волшебный.
Friday, July 7th, 2017
1:56 am
Читаю новый роман Фред Варгас, как обычно у нее, вроде бы детектив, но на самом деле, анти-детектив, поскольку комиссар Адамберг расследует преступления не на основе логики, а на основе интуиции - ходит, смотрит вокруг, прислушивается к себе, спит на скамейке, а его коллега Данглар с идеальной памятью и знанием литературы и истории руководствуется ходом литературных ассоциаций. Их команда вообще состоит из разных фриков: один полицейский, например, каждые три часа непроизвольно засыпает; а кот, живущий в участке, не ест в одиночестве и, хотя совершенно здоров, предпочитает, чтобы его носили поесть, а в остальное время лежит на принтере. Все второстепенные герои, детали и животные вообще очень важны: весь прошлый роман, например, Адамберг, рискуя жизнью, лечил голубя. Каждый роман построен вокруг нескольких странных метафор, случайно брошенных окружающими полуабсурдных фраз, которые не дают комиссару покоя, и вокруг которых он постоянно ходит, по-разному их поворачивая и примеряя их в качестве отмычек к преступлению. В общем, полный бред, все как я люблю. А этот новый роман, "Холодное время", еще и особенно актуален для нынешнего момента: он про соблазны и опасности исторических реконструкций/
Thursday, July 6th, 2017
6:00 am
Посоветуйте мне, пожалуйста, что из неочевидного никак нельзя пропустить в Вене и Праге, какие там есть лайфхаки и скрытые - или просто любимые вами радости
4:33 am
Через некоторое время после приезда в Москву, я физически начинаю ощутимо меняться: зеркала отражают совсем другую меня, волосы как-то совсем по-другому пушатся и начинают завиваться, я иначе чувствую себя внутри себя. Ну ладно, это можно списать на особенности зеркал, воды, самовнушение. Но мой телефон перестает узнавать мой отпечаток пальца - кстати, так было и в Казахстане. А потом, после возвращения, начинаются изменения в другую сторону. Так что "были они смуглые и золотоглазые" для меня - реальность жизни.
Thursday, May 25th, 2017
5:06 pm
Ну он вот даже ничего не выпрашивает, он просто молча сидит, склонив голову над своей пустой миской, устремив на нее безнадежный взгляд.
Sunday, May 21st, 2017
7:28 am
Guardians of the Galaxy-2
In order to finish the day properly we went to see Guardians of the Galaxy 2 with Masha Stoianova and Victor Joukov. (Some spoilers to follow)
Interestingly, so many space sagas are revolving around the relationship with fathers - this concerns the Star Wars, including the latest episodes. This one, however, treats it differently: a chosen community of friends is your real family. It is pretty obvious that the third one will be about the battle with the father as well.
In the end, it is about childhood traumas: sisters competing for fatherly love; one's father is not necessarily one's daddy; a phrase dropped casually the child remembers all his life (about eating him if he misbehaves - hint to Chrinos eating his children, a motif that later is materialized with the actual father.
There is something very teenage in the message of the movie: in order to become somebody, a real adult, you need to be distinguishable from your father who is longing for turning you (and the universe) into himself. It is not surprising that we see a teenage Groot in the closing scenes.
Multiple Freudian motifs, often treated ironically, are detected: starting with the father's name, Ego; not only the central plot but also Drex lovingly thinking of the moment of his conception.
Masha noticed an important framing device: the opening battle with a monstrous octopus is reflected in the final battle with the tentacles of light.
7:27 am
Поймала себя на том, что мой собственный текст, написанный вчера, не говоря уже о написанном год назад, воспринимаю как чужое слово. И даже с некоторым удивлением - вот ведь, автор уже догадывался, а то и прямо сказал то, что я хочу сформулировать.
Thursday, May 18th, 2017
1:12 pm
Про альтруизм
На ланче психологического факультета по случаю окончания года, на который я попала как родитель выпускника, разговорилась с Машиными профессорами, одна из которых проводит исследование альтруизма (в том числе, на уровне строения мозга).
И зашел разговор об альтруизме, в частности, в России и Советском Союзе, и я подумала, что само это понятие для советской жизни какое-то чужое, так как под альтруизмом понимается нечто отличное от повседневного поведения, а в нашу модель воспитания необходимость делиться и отдавать входила как необсуждаемое правило. То есть, примеров альтруистического поведения в повседневной жизни было много, но они скорее не воспринимались как личный выбор, но как норма. Обратной стороной, видимо, является ожидание такого же поведения от другого, хотя хорошо, конечно, принимать во внимание, что необсуждаемая норма для тебя является личным осознанным выбором для другого (и кто тогда более альтруистичен - тот, кто дает не размышляя, или тот, кто дает, приняв такое решение?).
По-видимому, сама ценность давания, когда ты и так почти ничем не владеешь, и когда это в любой момент могут отобрать, должна бы понизиться, и отдавать должно бы быть легко. С другой стороны, когда у тебя есть лишь немногое, готовность делиться последним и должна бы рассматриваться как альтруистическая.
Недавно вот читала признания российской девушки, детство которой пришлось на поздний Сов. Союз, которая пишет, что с детства ненавидела делиться и безусловное ожидание от нее этого воспринимала как повседневное насилие - сходное с тем, что на тебя всегда могут прикрикнуть или выгнать.
А вот сдача крови, например, бы все-таки очень даже принята в Сов Союзе - но тоже, по-моему ощущению, воспринималась скорее как общественная нагрузка или моральный долг, не как альтруизм, который ведь не очень совместим с чувством долга.
Благотворительность же официальная, институциализированная, осознанная как таковая, существовала до СССР - и начала опять развиваться после его разрушения, с появлением более или менее внятной частной собственности.
Из всего этого следует, что альтруизм предполагает осознанный свободный выбор, не из чувства вины или долга, в ситуации, когда у тебя есть чем делиться, но и когда отдаваемое для тебя тоже представляет определенную ценность. Важным еще будет понятие с кем делиться: это не должен быть "свой", иначе это не альтруизм, а нечто другое.
Это все, конечно, беглые рассуждения на тему, а интересно было бы что-нибудь почитать.
Monday, May 15th, 2017
1:07 am
Со мной часто любят заговаривать смотрители в галереях. И еще, когда в Англии, пожилые джентльмены, чаще юристы, и в последний раз это вылилось в паб-кроулинг со встреченным на экскурсии заведующим тюрем и его приятелем, похоже, вышедшим на пенсию разведчиком (он это не афишировал, но было понятно по контексту).
Но сейчас не об этом. За последнее время я узнала, что смотрителей в Национальной галерее не заставляют торчать каждый день в одном и том же зале, а каждый день переводят в новый, так что они очень неплохо успевают ознакомиться с живописью. Сидеть нельзя, разговаривать с другими смотрителями тоже нельзя, потому что это отвлекает, а вот с посетителями - пожалуйста. При этом работу эту получить совсем нелегко: в последний раз, когда набирали новых смотрителей для недавно открывшегося Восточного здания, принимали только ветеранов. А что ты думаешь, совсем не худшая из работ - особенно если ты работал военным переводчиком в Боснии. Картины, по-крайней мере, в тебя не стреляют, когда твой самолет приземляется. Те залы, в которых есть ковры, еще ничего, а вот те, где мраморный пол - просто мрак и ужас для ног.
Tuesday, May 2nd, 2017
9:17 pm
Не только любой кот - это все коты, но и все животные – этот один, белый, наш кот: я во всех них приучилась распознавать образ главного, единственного, любимого кота: даже когда я вижу каких-нибудь оленей, которые переходят дорогу, во мне появляется нежное чувство того же свойства, как когда я смотрю на нашего кота – я узнаю их по принадлежности к тому же роду, и какая-то часть меня чувствует: вот котики идут.
Friday, April 28th, 2017
9:21 am
Три сестры Додина
У меня очень смешанные чувства по поводу додинских "Трех сестер". Главный режиссерский прием - сохраняя почти полностью оболочку чеховских слов, вложить в них интонацию, противоположную той, что была бы сыграна в системе Станиславского. Показать, насколько неестественно произносимое героями (так что порой передергивает - начиная с разговора трех сестер в первой сцене, когда сначала думаешь: может быть, актеры плохие - но быстро понимаешь, что так и было задумано), насколько то, что они говорят, противоположно тому, что они делают и чувствуют. Например: Маша завывает от тоски, а Кулыгин говорит на это: "мне кажется, ты слегка расстроена". В общем, ничего не меняя в словах, режиссер строит фарс. Что безусловно раскрывает и подчеркивает то, что важно в чеховских пьесах - фарсовость и абсурдность происходящего. Но у Чехова есть и другая сторона, когда в этой фарсовости, которая у него скорее печальна, что-то щемящее прорастает, а тут у меня, за исключением редких моментов, этого подключения не случилось - и у значительной части публики тоже. В конце первого действия, на заключительных словах "В Москву, в Москву" зрители уже покатывались со смеху. Сами сестры получились какими-то мелочными, натянутыми кривляками, произносящими выспренние речи, при этом все время заводя какие-то интрижки. Ольга, например, ничего не имеет против того, чтобы увести мужа у Маши.
Декорация - стена дома, в окнах которого, как манекены в витринах, актеры принимают позы, произнося свои реплики. По мере приближения кульминации, стена наезжает на нас. Мне показалось, что это кинематографический прием - close up, но нравится Витина интерпретация - что у героев остается все меньше места в их собственном доме, что они пойманы в ловушку.
И я все думала, насколько по-другому звучит заклинание "Мы будем работать", "через двадцать, тридцать, ну через сто лет, не останется ни одного человека, который бы не работал" - в нынешнее время, когда опасение скорее в том, что для людей останется совсем мало работ, а основное будет выполняться автоматами. С другой стороны, и у Чехова ясно видно, что та работа, какую можно делегировать машинам, вроде работы Ирины на телеграфе - не та, о которой мечтают сестры, не та, которая может сделать мир лучше.
Thursday, March 23rd, 2017
12:09 pm
На торжественном университетском мероприятии бартендер, увидев надпись на моем беджике Slavic Languages, спросил, какой язык я преподаю, и щедрой рукой налил мне полный стакан вина, подмигнув мне - "а я из Сербии". Панславизм, в общем, в действии - все остальные ходили со стаканчиками, по правилам хорошего тона, налитыми на треть. Ну, отчасти еще культурные стереотипы.
11:53 am
Флэшмоб Меня не взяли
У меня неоднозначное ощущение по по поводу флэшмоба Меня не взяли. С одной стороны, понятно, что это работает только для состоявшихся людей, которые могут эти случаи невзятия представить в ироническом контексте. Или не взяли туда, куда не очень-то и хотелось. Так что немножечко это vanity fair - как, понятно, значительная часть fb деятельности. С другой стороны, появляются участники, которые нарушают неписанное условие - и говорят - меня всюду взяли. Ну, не взяли однажды в детстве на рыбалку. Вообще интересны случаи, когда этот изначально профессиональный флэшмоб переводится в личный план - "не взяли замуж"
Но вообще-то, у всех нас сотни случаев, когда нас, наши статьи куда-то не приняли, наши заявки на работу, грант, или конференцию отклонили. Если мы действительно решим составить список - из невзявших можно составить город, и это хороший показатель, иначе это означает, что мы никогда не пытались подняться на уровень выше, осваивать новые области, не рисковали. Так что ценной частью этого флэшмоба для меня являются примеры - когда несмотря на десятки отказов и годы без работы люди продолжали пытаться. (Хотя и тут есть примеры, когда такая настойчивость ни к чему не привела, и ни стойкости, ни таланта, ни работоспособности недостаточно без удачи). И очень важное знание, которое я пытаюсь передать своим студентам - если вас куда-то не взяли, это вообще ни о чем не говорит, и вовсе не является оценкой ваших способностей или качества заявки - всегда есть огромное количество случайных или идеологических причин, или вы попадаете в сложно устроенное сплетение внутренних отношений между членами комитета и т.д. В общем, если вас не взяли - это вообще ничего не значит, не оставляйте стараний.
А иногда это как раз знак, что тебе готовится что-то другое, лучшее в другом месте. Тут нужна гибкость и какое-то чувство ткани жизни - иногда настойчивость, иногда пофигизм и попытка нового взгляда. Нет рецепта, только чувствовать момент и себя.
[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
About LiveJournal.com